21:03 

Hidden Fun Stuff
- Не мне говорить вам, что наши дела плохи - все знают, что наши дела плохи,- произнёс Пророк с экрана шипящего серого телевизора,- вас либо уже уволили, либо вы трясётесь в страхе потерять свою работу. Доллар стоит десятицентовик, банки падают один за другим, продавцы в магазинах держат под стойкой не тревожную кнопку, а дробовик, переулки тонут в отребье и наркоманах.
Кассетник плюнул помехами в экран, подавив следующие слова седеющего Пророка и скрыв его горящие глаза, и люди, сидящие кучей перед его ликом, заволновались, беспокойно зашумели, немедленно остановившись, когда он собрался с силами:
- ...знаем, воздух не годится для наших лёгких, а эта еда недостойна наших столов. Мы сидим перед телевизорами, не выходим наружу, боимся того, что творится там, пока наш мир становится меньше и меньше, пока мы не начинаем умолять - пожалуйста, оставьте меня в покое хотя бы в гостиной, оставьте мне мой тостер, телевизор и опечатанное радио, я не буду возмущаться - просто оставьте меня в покое! Разве так всё должно быть?
Запись остановилась, и кто-то, выбравшись из кучи лохмотьев, потушил телевизор под вздохи воодушевлённых зрителей: их глаза наполнились огнём, который Пророк излучал всем своим естеством, и обратились к Выходцам. Трое стояли у дверей наверх, такие разные, в противовес единой взятой у Пророка силе; трое Выходцев, снаряжённых для похода за топливом и лекарствами, которых отчаянно недоставало этой ячейке людей, спрятавшейся в сети складов и убежищ под пустым уже музейным комплексом, превращённым в бетонное крошево последним ураганом.
Выходцы - высокомерные и гордые, утёсы среди людской массы, покинули Овальное книгохранилище через широкую лестницу, покрытую выцветшей подпаленной местами ковровой дорожкой и, невидимые, разошлись каждый в свою сторону: Зеф отправился к спрятанному на подземной стоянке мотоциклу, Джул схватила рацию и помчалась докладывать армии о состоянии музейного Подземелья, и один только Билл, растерявший свою спесь, смотрел в спину опытным Выходцам, выбирая, куда пойти. Обученный ими, выкованный из безвольного исполнителя, ему не хватало только опыта - который набирается только самостоятельно, как говорил, прикусывая прядь своей сальной косы, Зеф. Его уже не было видно; вдали послышался первобытный рёв стартующего мотора, и из оголённого разлома в многоэтажной парковке вылетел мотоцикл с низкой посадкой, усиленный невероятным каркасом из тусклых от песка труб. Он поехал напрямую к скалящимся силуэтам небоскрёбов разбитого стихией Мегаполиса, изрыгая тучи пыли из-под колёс. Именно такие люди живут в Мегаполисе: жёсткие и честные, ценящие огонь и кровь и не испытывающие недостатка ни в том, ни в другом. Зеф уже несколько лет сразу же направлялся в Мегаполис и после всякого выхода поставлял несколько фур с горючим - горючим, которое пойдёт на обеспечение Подземелья теплом и электричеством, чтобы его старое железное сердце, не желающее питаться книгами и ветошью, продолжало биться. Билл помял в зубах листок папиросной бумаги, хлопнул себя по карману, где лежал набор ключей и боевые иглы, и поскользил вниз по склону, нанесённому непрестанными бурями. К западу от Подземелья лежат бесконечные сухие степи, готовые вспыхнуть от первой искры, и непригодные для жизни стеклянные пустоши; север с востоком целиком закрывала громада Мегаполиса, наводнённая отребьем и свободными, не скованными лишними обязанностями людьми, готовыми ухватиться за все шансы прожить ещё один день в рассыпающемся на части городе. Билл же повернулся на юг, туда, куда ходили многие до него, пока миф об Убежище не стал больше походить на сказку. Зеф тогда только хмыкнул и предупредил, что не даст транспорт на такую затею, но добавил позже, что немного опыта в скептицизме Биллу не повредит.
Многие когда-то надеялись, что Убежище скрыто где-то среди южных песков или дальше, уже в зелёных землях, или даже за ними, там, где есть другие города - в неделе пути вдоль русла руки, но когда бы Выходцы не отправлялись на поиски его секретов, они возвращались ни с чем, с истощёнными запасами, и вызывали у люда сдавленное неприятие. Билл надеялся, что рассчитал свой план достаточно качественно: в его заплечной сумке лежали карты разведанных зон и короткий путь к поселению у стен Мегаполиса на случай провала в поисках Убежища. Его тайное оружие пока ждало своего часа на самом дне сумки, наполняя его надеждой на удачное путешествие. Впереди ждал долгий путь, и, хотя ветра не было, а сухой песок хрустел под ногами, смешиваясь с мрачно блестящим битым стеклом, Билл затянул капюшон и приладил очки: вечер обещал шторм с дождём.

@темы: пера кинопробы

URL
   

Hawkhaven

главная